+7 (495) 673-26-51
Генеральный директор

+7 (495) 673-49-96
Первый заместитель генерального директора

+7(495) 673-05-42
Заместитель генерального директора

+7 (495) 673-26-31
Заместитель генерального директора по научной работе

+7 (495) 673-30-02
Заместитель генерального директора по лицензированию

8(499) 781-68-59*3274
Заместитель генерального директора по бурению

+7 (495) 673-47-17
Заместитель генерального директора по геоинформатике

+7 (495) 673-27-29
Заместитель генерального директора по экономическим вопросам

+7 (495) 673-54-69
Заместитель генерального директора по общим вопросам

Главная > О ВНИГНИ > История ВНИГНИ > Об отделе Средней Азии

Об отделе Средней Азии

В 1946 г. на основании Постановления Совета Министров СССР был организован в Москве филиал ВНИГРИ. В него вошли несколько мелких организаций, проводивших геологические работы в различных районах европейской части страны и Сибири, такие, как СИБ-3, Крымско-Кавказская экспедиция ВНИГРИ, Нефтегазосъемка, частично специалисты ВНИИ, вернувшиеся из эвакуации из г.Гурьева, и др. Основной костяк специалистов-геологов, буровиков, геофизиков и геохимиков составляли молодые сотрудники, недавно окончившие геологоразведочные ВУЗы, и специалисты выпуска конца 40-х – начала 50-х гг., хотя в начале деятельности филиала сюда пришли уже известные и опытные ученые – доктора и кандидаты наук: А.В. Ульянов, В.В. Вебер, А.А. Бакиров, М.Н. Саидов, Я.С. Эвентов, М.С. Карасев и др.
Создание Московского филиала ВНИГРИ с задачей решения вопроса о целесообразности проведения геологоразведочных работ на нефть и газ в Центральных районах Русской платформы являлось в то время весьма актуальным. Дело в том, что основные мощности нефтегазоперерабатывающей промышленности были сосредоточены в Европейской части СССР с весьма развитой инфраструктурой и открытие новых месторождений в трудное послевоенное время вблизи перерабатывающих мощностей было бы весьма эффективным во всех отношениях.

Решение этой большой задачи в кратчайшее время предполагалось путем проведения, в первую очередь, региональных и поисковых работ с большим объемом опорного параметрического бурения в пределах крупных тектонических элементов всей Русской платформы, а также на Кавказе. С целью изучения геологического строения и нефтегазоносности Западной Сибири опорное бурение проводилось несколько позже, и то же самое было в Средней Азии.
Детализация строения крупных тектонических элементов и картирование отдельных участков осуществлялось с помощью структурного бурения и геологической съемки масштаба 1 : 200 000 и крупнее. Были созданы экспедиции и конторы глубокого бурения со всеми необходимыми атрибутами, в том числе с транспортом и т.д.
В Средней Азии в это время (до 1950 г.) существенных геологических исследований МФ ВНИГРИ не проводил. Там исследования осуществляли ВСЕГЕИ, ВНИГРИ, МГРИ и академические институты.
За 5 лет работы был накоплен огромный фактический материал по Русской платформе, но научная  обработка его значительно отставала и, естественно, не работала на решение главной задачи – перспективы нефтегазоносности Центральных областей Русской платформы.

Положение усугублялось тем, что буровые работы отставали от плановых сроков и велись с большими материальными и финансовыми потерями, что было выявлено в результате ревизий.
В связи с этим, собрание актива МФ ВНИГРИ в 1951 г. одобрило решение МНП СССР о снятии директора с занимаемой должности и назначило новый срок (1957 г.) для оценки перспектив нефтегазоносности Центральных областей Русской платформы.

Новым директором филиала был назначен Д.В. Жабрев – кандидат геолого-минералогических наук из г. Баку, который руководил институтом до 1955 г.
Вспоминается, как на расширенном активе, посвященном итогам проверки деятельности МФ ВНИГРИ, раздавались отдельные голоса о том, что опорное бурение надо прекратить, что эффективность его очень низка сравнительно с другими методами и средствами получения геологической информации. На эти высказывания – в защиту опорного бурения – было очень эмоциональное выступление А.А. Бакирова.
Стоя на трибуне и колотя себя в грудь кулаком, он восклицал «пока в моей груди бьется сердце, я буду бороться за проведение опорного бурения, как средства познания геологической истории развития земной коры и формирования в ней месторождений различных полезных ископаемых», говорил, что надо смотреть не только в сегодняшний день, но и в завтрашний.
В 1953 г. МФ ВНИГРИ был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский геологоразведочный нефтяной институт – ВНИГНИ.
Автору этих строк, как сотруднику Управления научно-исследовательских организаций МНИ, курирующему нефтяные НИИ, пришлось принимать активное участие в выработке названия нового института и его аббревиатуры, что было непросто, т.к. задачи и проблемы геологоразведочных и других нефтяных институтов в то время были достаточно близки.
Однако основные задачи и решения геологических проблем остались, и особенно проблема оценки перспектив нефтегазоносности Центральных областей Русской платформы. Огромный геологический материал, полученный в результате бурения опорных поисковых скважин, еще не был обработан до конца. Решение проблемы было перенесено на 1957 г.
Научные направления работ ВНИГРИ и ВНИГНИ были весьма близкими и различались главным образом по территориальному признаку. ВНИГРИ "нацеливалось" на Азиатскую, а ВНИГНИ на европейскую часть Союза.
 

Проведенная ВНИГНИ сводка всех имеющихся данных по всем научным направлениям на 1957 г., в целом, дала отрицательное заключение о перспективах нефтегазоносности Центральных областей Русской платформы и констатировала весьма низкие потенциальные ресурсы.Никаких сенсационных выводов сделано не было. С этого времени сфера проблем, научных направлений и территорий исследований была расширена, в том числе и в Средней Азии, где к этому времени было открыто газовое месторождение Газли.

Одним из первых учёных ВНИГНИ, появившихся в Средней Азии, был доктор геолого-минералогических наук Данов Александр Васильевич, который с небольшой группой сотрудников проводил маршрутные исследования в Западных и Центральных частях Запада Средней Азии с целью оценки перспектив нефтеносности мезо-кайнозойских отложений.
Александр Васильевич был влюблен в горные и пустынные ландшафты Средней Азии. С неизменной трубкой в зубах и с охотничьим ружьем за плечами, он прошел многими маршрутами, которыми редко кто ходил. Обошел и детально изучил горы Большой и Малый Балханы и так проникся любовью к этой природе, что завещал похоронить его на Б.Балхане, что и было сделано после его смерти. Его прах покоится на одном из уступов Большого Балхана.
Начиная с конца 1950-х гг. ВНИГНИ развернул весьма интенсивные тематические работы на всей территории Средней Азии и Южного Казахстана.
Для более эффективного проведения исследований сначала в г. Небит-Даг, а затем в Ашхабаде была организована ремонтно-механическая база ВНИГНИ для стоянки, хранения и ремонта автотранспорта в межсезонное от полевых работ время.

Кроме этого, база являлась как бы опорным пунктом для временных остановок сотрудников в периоды приездов и отъездов, для хранения материалов, в т.ч. образцов пород, нефти, и предварительной их обработки.
База была одновременно клубом и пунктом пребывания не только для работников ВНИГНИ. К ней тянулись сотрудники других организаций – МНИ (МИНХиГП), ВНИГРИ, ВСЕГЕИ, ГИН, МГРИ и др.
Организовывались встречи и проводы, что очень сближало геологов и давало повод для координации работ по близким проблемам, для совместных публикаций и разработки совместных авторских рекомендаций производственным организациям. Кто бы ни приезжал в Ашхабад, каждый знал, что не останется без ночлега, что есть база ВНИГНИ, где всегда найдется место прибывшим.
Очень скоро, после 50-х гг., у сотрудников сложились с местными геологами и учеными творческие и другие отношения, о чем говорят очень многие совместные публикации и практические рекомендации производственникам.
Естественно, были и непонимания между местными руководителями геологических служб и ВНИГНИ по оценке конкретных предложений о местах заложения поисковых и параметрических скважин, проведению сейсмических работ, по подготовке новых площадей для месторождений. Особенно часто такие "сражения" происходили в геологическом управлении Туркмении (гл. геолог М.К. Мирзаханов). Он почему-то всегда старался принизить значение  рекомендаций, передаваемых ему, однако в своей дальнейшей работе  их использовал.

Так, после первых поисковых скважин, получивших газ, мы, т.е. ВНИГНИ (К.Н. Кравченко, Н.И. Кошелев), на основании наших построений подали мысль о том, что восточное продолжение месторождения может быть далеко к востоку от этих скважин и высказали предложение об увеличении шага разведочных скважин до 10 км, вместо 2-3 км. Что впоследствии было осуществлено и подтвердилось.
В целом до «перестройки» отделом Средней Азии в разное время руководили: Г.Х. Дикенштейн, и.о.зав. отделом Г.А. Аржевский и Л.Б. Вонгаз, а с 1973 по 1987 гг. Н.И. Кошелев; руководителями секторов были: К.Н. Кравченко, В.Д. Ильин. Все они всегда устанавливали добрые деловые отношения с местными геологами и в Туркмении, и в Узбекистане, и Таджикистане, не  говоря уже о геологах и геофизиках на разведках и в экспедициях.
Нас принимали местные геологи дружелюбно и доверчиво, потому что очень многие из них получали помощь в подготовке  диссертаций на соискание ученых степеней во ВНИГНИ, где и защищали свои диссертации.
Престиж ВНИГНИ и высокая квалификация сотрудников ВНИГНИ можно проиллюстрировать хотя бы на таких примерах. Всеми производственными организациями Министерств и Управлений геологии республик было принято, что все планы и итоги геологических, геофизических и буровых работ на нефть и газ в Средней Азии не рассматривались без участия сотрудников ВНИГНИ , тем более без руководителя отдела. И это было само собой разумеющееся событие и служило в какой-то степени признанием компетенции сотрудников ВНИГНИ.

Н.И. Кошелев для защиты кандидатской диссертации приехал в Ташкент в ИГИРНИГМ, как передовое предприятие. Когда группа полевиков вошла в вестибюль института, то увидела большое объявление о заседании Ученого Совета института с повесткой дня о защите докторской диссертации Н.И. Кошелевым. Заместитель директора К.А. Сотириади на недоуменный вопрос ответил, что не предполагал другого и думал, что будет защита докторской, поэтому собрал полный Ученый Совет. В начале Ученого Совета при полном зале ошибка была исправлена, хотя было и не очень удобно. В связи с этим, нельзя не вспомнить о том почете и уважении, которое проявлялось и администрацией, и научным миром Средней Азии к В.Д. Ильину за его активное и плодотворное развитие и внедрение в практику геологоразведочных работ концепции рифовых массивов в карбонатной толще верхней юры Узбекистана, являющихся высокоемкими коллекторами нефти и газа. Это новое направление в поисках и разведке дало большой эффект в обеспечении Средней Азии запасами нефти, газа и конденсата.
Значительную роль сыграли в развитии этой концепции работы группы под руководством Н.К. Фортунатовой (перешедшей во ВНИГНИ из МГРИ), которая изучала карбонатные отложения в естественных обнажениях и выявляла закономерность изменений карбонатов с выделением их типов. На основе исследований карбонатной толщи разрабатывались практические рекомендации, был подготовлен ряд монографических изданий.
За внедрение в практику работ разработанной совместно с узбекскими геологами теории рифов, приведшую к резкому наращиванию запасов нефти, газа и конденсата и выдвинувшую Бухаро-Хивинскую нефтегазоносную область в одну из ведущих нефтегазоносных провинций в СССР, В.Д. Ильину была присуждена Государственная премия, ему присвоено также звание Почетного гражданина г. Ташкента.
По направлению гидрогеологических исследований хорошее сотрудничество было налажено сотрудниками ВНИГНИ под руководством М.И. Субботы и В.Ф. Клейменова с группой гидрогеологов во главе с директором ТуркменНИГРИ Я.А. Ходжикулиевым, это дало целенаправленную характеристику подземных вод водоносных бассейнов в отношении не только их влияния на формирование месторождений углеводородов, но и использования их для технических, бытовых и медицинских целей.

Важность этих работ  подчеркивается  тем, что ресурсы  воды в Туркмении ограничены.
Тектонические и структурные разработки К.Н. Кравченко никого не оставляли равнодушными. Его представления о нефтегазоносных бассейнах отличаются оригинальностью, особенно в области терминологии. Кроме того, методика составления сводных карт и выделение тектонических элементов по комплексу признаков, главным образом, структурных и распределения толщин, слагающих временной интервал, дали прочную основу для их выделения. Поэтому его направление всегда было актуальным и давало возможность развивать методику и целенаправленность тектонических и структурных построений, приближая их к естественно природному виду.
Направление научно-исследовательских работ по геохимии органического вещества, нефти и газа осуществлялось со стороны ВНИГНИ отделом геохимии во главе с д-ми г.-м.н. М.К. Калинко, Т.А. Ботневой, Е.С. Ларской, К.Ф. Родионовой, В.В. Ильинской. Методикой исследований коллекторов занимался коллектив во главе с К.И. Багринцевой.

Геофизическое направление исследований, в основном, осуществлялось геофизиками – "выходцами" из Средней Азии, уже хорошо знающими основные геофизические параметры и структуру разреза. Возглавлял длительное время отдел д.г.-м.н., проф. В.А. Теплицкий. Большое внимание отделом уделялось разработке новых методик проведения работ и их интерпретации. В частности, был разработан новый метод возбуждения сейсмических волн «Падающий груз», широко внедренный в практику сейсморазведочных работ у нас в стране и за рубежом. Большую помощь отдел оказывал геофизическим организациям в Средней Азии.
Большая координирующая работа с 1956 г. осуществляется ВНИГНИ по прогнозной оценке территории СССР, в т.ч. и по территории Средней Азии. Каждые 4-5 лет проводится уточнение количественной оценки, методики подсчета и утверждение ее Министерством геологии. Оценка ресурсов делалась по единой методике всеми организациями страны и являлась основой для постановки региональных и поисковых работ на нефть и газ. (К сожалению, за последние годы временной режим уточнения прогнозной оценки в целом по стране нарушен, в связи с нежеланием недропользователей давать новую информацию по своим лицензированным участкам и месторождениям). Как правило, возглавлял эту работу директор института или его заместитель по науке с привлечением всех подразделений института. Начало же этому направлению исследований было положено д.г.-м.н., проф. Н.И. Буяловым, возглавлявшим в то время отдел ресурсов нефти и газа ВНИГНИ.

В начале 1960-х гг. геологические материалы, накопленные в предыдущие годы, позволяли создать обобщающие геологические документы на всю территорию Средней Азии и даже всего Юга СССР.
В 1966 г. Г.Х. Дикенштейном была опубликована статья «Основные принципы составления тектонической карты Юга СССР». С этого времени с координирующей ролью ВНИГНИ, с привлечением многих научно-исследовательских и производственных организаций была начата кропотливая работа, которая закончилась в 1972-1973 гг. изданием серии карт:

  • Тектоническая карта Юга СССР, м-б 1 : 1 000 000, под ред. М.В. Муратова, К.Н. Кравченко и др.;
  • Карта новейшей тектоники, м-б 1 000 000, под ред. Л.П. Полкановой и др.;
  • пять Палеотектонических карт, м-б 1 : 2 500 000, под ред. В.Е. Хаина и Н.И. Кошелева.
     

Необходимо отметить, что до издания этой серии карт во ВНИГНИ был составлен и издан альбом литолого-фациальных карт на Европейскую часть России и на Среднюю Азию.
В то же время, в начале 1960-х гг. начал свою работу в институте и К.Н. Кравченко, практически  координировавший всю работу  по тектонике Средней Азии и Юга СССР в целом.
В.П. Загоруйко и другие проводили работу по оценке перспектив мезо-кайнозоя Сырдарьинской синеклизы (1969 г.).

М.К. Калинко возглавлял работы и обобщения по геохимии нефти и газа. Вырастил целую плеяду высококвалифицированных специалистов по геохимии пород, нефти, газа, битумов и изучению органического вещества –К.Ф. Родионова, В.В. Ильинская, Т.А. Ботнева, Е.С. Ларская и др. Почти ежегодно или раз в 2 года отделом издавались сборники научных статей по всем направлениям его деятельности.
Основным объединяющим стержнем всех исследований являлись «Прогнозная оценка ресурсов региона» и «Основные направления геологоразведочных работ на пятилетия по годам» с конкретными предложениями по размещению метража бурения и прироста запасов нефти и газа.
Наиболее яркими, теоретически и практически ценными разработками явилось составление серии карт по тектонике и новейшей тектонике Юга СССР м-ба 1 : 1 000 000, палеотектонических карт по 5 временным уровням (J1-2, J3, K, Pg, N), значение которых и до сего времени не уменьшается, т.к. альтернативы им нет.
Указанным картам предшествовало построение тектонической карты Запада Средней Азии м-ба 1 : 2 500 000 под редакцией Г.Х. Дикенштейна, составленной также во ВНИГНИ. Естественно, что все эти основополагающие документы порождались с привлечением специалистов на местах. Нужно заметить, что, в целом, число авторов на каждой карте достигало иногда 100 и более человек. Вот такая коллегиальность была соблюдена при подготовке к изданию этих документов.

Наряду с привлечением специалистов из других институтов и организаций, сотрудники отдела Средней Азии сами приглашались к участию в подготовке региональных геологических документов (К.Н. Кравченко, Г.Х. Дикенштейн, Л.П. Полканова, Н.И. Кошелев, В.Д. Ильин и др.). В числе таких документов необходимо назвать карты поверхности консолидированного фундамента территории СССР различного масштаба, подготовленные ВНИИгеофизикой (группа Н.В. Неволина).

Другим после тектонического и структурного направления в деятельности отдела являлось литолого-стратиграфическое направление. В результате работ по нему родилась и превратилась в ведущую концепция поисков и разведки нефти и газа в Узбекистане в рифогенном комплексе верхней юры (В.Д. Ильин, В.А. Загоруйко, Н.К. Фортунатова).
В практической реализации этой концепции выделения рифовых массивов в карбонатной толще верхней юры и приуроченных к ним залежей нефти и газа принимали участие многие коллективы местных НИИ и геологов на местах при общей координации работ В.Д. Ильиным, Н.К. Фортунатовой, А.Г. Ибрагимовым и др.
Вот что написано в книге «Геологической отрасли Узбекистана 50 лет» (стр. 138) по поводу реализации рифовой концепции: «Практическое осуществление намеченных мероприятий, в выработке которых активное участие приняли специалисты Министерства геологии и ВНИГНИ (Ю.В. Каеш, В.Д. Ильин, Н.И. Кошелев и др.), увенчалось открытием на Чарджоуской ступени 22-х новых месторождений природного газа с залежами, размещающимися в объеме карбонатной формации».
С организацией отдела Средней Азии во ВНИГНИ в 1960 г. были широко развернуты тематические работы по стратиграфии, тектонике, литологии, геохимии, гидрогеологии нефтяных и газовых месторождений, чему способствовал накопленный фактический материал по бурению скважин, по полевой и скважинной геофизике. Были построены многие корреляционные схемы по стратиграфическим комплексам (в которых содержались нефть и газ) и многие другие основополагающие геологические документы, о которых говорилось выше.

Н.И. Кошелев